пятница, 29 мая 2015 г.

Читал и Вам советую: Джоджо Мойес "Последнее письмо от твоего любимого"


Своей рекомендацией на книгу Джоджо Мойес "Последнее письмо от твоего любимого" с нами делится Елена Перескокова:

"Замечательная, увлекательная книга. О чем конкретно? Сложно сказать однозначно. Книга о любви, о том, что нельзя опираться на то, что скажут и подумают люди в выборе своего жизненного пути; о том, что нельзя брать на себя ответственность и делать выбор за другого человека; о том, что нельзя строить свое счастье, шагая по головам; о том, как важно трезво оценивать свое окружение.

Любовь Энтони и Дженнифер, встретившая, как ни банально, на своем пути много преград, завораживает. Невольно начинаешь думать, а возможно ли вообще такое на самом деле? На протяжении стольких лет любить человека, зная, что он тоже любит тебя, но в силу обстоятельств вам не суждено быть вместе...


Роман берет за душу, заставляет переживать, обдумывать происходящие события. Но самое главное в этой книге - способность автора завлекать читателя с каждой главой! Дойдя, как мне тогда показалось, до логического конца - я обнаружила, что прочитала только треть книги. Мне предстояло открыть еще множество событий и это не могло не радовать. Очень интересно переплетаются линии двух героинь. И сюжет меняется достаточно резко, несколько раз, и интрига поддерживается.


Из двух сюжетных линий, мне больше понравились 60-е года. В них больше динамизма. Больше переживаешь за героев. А если серьезно, это история двух молодых женщин. История одной из них приходится на 60-е. Дженнифер - домохозяйка, жена богатого и перспективного мужчины. После автомобильной аварии, она пытается вспомнить свою жизнь, своих друзей, свои привычки... и мужа, который кажется ей совсем чужим. Она ищет правду о своем прошлом и находит его с помощью загадочных писем.


Вторая линия отправляет читателя в наши дни. Элли - молодая журналистка, карьеристка, в поисках "свежей крови" для материала, натыкается в архивах редакции на папку с вышеупомянутыми письмами. В надежде угодить начальству, девушка принимает решение найти хозяина писем и того, кому они адресованы.


Мне очень понравилось. В книге дан наглядный пример, как можно выражать свою любовь в письмах - нежно, с трепетом, с глубиной. И как мы общаемся сейчас посредством SMS и e-mail  - коротко, с сокращениями, резко. Это не развлекательная книга и читать местами тяжело, но времени на прочтение совсем не жалко".

среда, 27 мая 2015 г.

Детям до 16-ти. Как цензура пришла в подростковую литературу


С момента вступления в силу российского закона о защите детей от вредной информации минуло почти три года. За это время выяснилось, что в области детского книгоиздания вреда от него больше, чем пользы. Закон мешает работе издателей и книготорговцев, путает родителей, но главными пострадавшими остаются подростки, чьи шансы взять в руки полезную книжку тают на глазах.

Нельзя сказать, в Советской России подростковой литературы не было вовсе. Она была, причем не только партийно-идеологического толка. Некоторые книги вполне были способны говорить с детьми на «непростые» темы: любовь и расставание, предательство и «томление плоти». Логично, что расцвет такой литературы пришелся на вольные 1960-е, и сейчас некоторые из этих книг перевыпускаются стараниями редактора Ильи Бернштейна и издательства «Самокат» (серия «Родная речь»). Но заслуга «Самоката» не только в переиздании отечественных классиков. Чуть больше 10 лет назад, еще до всяких охранительных законов, там первыми начали публиковать книги авторов, которые не только выдерживали высокую художественную планку, но и не тушевались писать о том, о чем писать было не очень принято: о болезни и смерти близких, переживаниях ребенка при разводе родителей, устройстве семьи у разных народов, любви (гомо- и гетеросексуальной), насилии в семье, войне, фашизме, правах человека. Еще одним застрельщиком в этом стала серия Людмилы Улицкой «Другой, другие, о других. Проект о толерантности», по поводу которой родители ломают копья до сих пор.
На обложках этих книг стояла рекомендательная возрастная маркировка, и родителям, хотевшим поговорить с ребенком на ту или иную тревожную тему, но не знавшим с чего начать, легко было подобрать соответствующую возрасту книгу и оттолкнуться от нее. С вступлением в силу закона о защите детей от вредной информации (закон 436) все изменилось.
 



Во-первых, теперь издатели вынуждены ставить не только рекомендательную маркировку, но и ограничительную. Скажем, книжка с точки зрения содержания предназначена для детей 12-14 лет. А с точки зрения буквы закона — она 16+.
Во-вторых, из-за завышенной возрастной маркировки подростковая литература фактически исчезла с детских полок книжных магазинов и переместилась на взрослые. Взрослые не понимают, зачем им читать книги про подростковые проблемы, и тираж возвращается на склад по чисто экономическим причинам. Печальная участь постигла серию «Недетские книжки», в которой уже вышли и еще будут изданы важные для любого взрослеющего человека тексты: среди них сказка французского иллюстратора и живописца Ролана Топора «Принцесса Ангина» и Oh, boy! Мари-Од Мюрай об усыновлении и ломке стереотипов. В середине 2000-х, когда эти тексты в первый раз были изданы на русском языке, они стали едва ли не символом открытого разговора с ребенком. Чтобы объяснить читателям, что такое «Недетские книжки», издательство даже придумало специальный дизайн обложек («взрослую» обложку нужно оторвать и тогда за ней покажется пестрая детская) и записало разъяснительный ролик про то, как пользоваться взрослыми книгами с детским содержанием.


И наконец, в-третьих, авторы, переводчики и редакторы издательств, чтобы все-таки достучаться до читателя, вынуждены включать внутреннего цензора. Доходит до смешного. Переводчица с французского Ирина Волевич (классик художественного перевода, благодаря ей мы по-русски читаем почти всего Паскаля Киньяра) рассказала «Ленте.ру», что при работе над подростковыми книгами из цензурных соображений меняет в тексте «черт его знает» на «Бог его знает», иначе издатели рискуют навлечь на себя гнев родителей.
 

 «Лента.ру» поговорила с авторами, переводчиками и издателями подростковой литературы о трудностях их работы, случаях цензуры и самоцензуры:

«Жизнь не бывает стерильной»

 Основатель издательства «Самокат» Ирина Балахонова

По сути, согласно закону, с подростком сегодня о многом говорить просто нельзя. Например, нельзя говорить о войне. Произведения о Великой Отечественной еще как-то проходят, потому что тут можно сказать: «Это наше культурное наследие». Но ни один современный текст про войну, жесткий, настоящий не сможет попасть в руки современному школьнику. И это касается целого ряда тем, без которых трудно себе представить воспитание адекватного человека. Возникает вопрос: а больше ничем мы подростку навредить не можем? Только книгой?


Нам, издателям, вообще было бы проще выпускать красочный нон-фикшн для детей до 6 лет — на нем можно неплохо заработать, не создавая себе проблем. Или вычищать подростковые тексты до состояния полной стерильности. Но жизнь не бывает стерильной. Мы, детские издатели, — такие же родители, как и все. И наша работа думать о том, как помочь другим родителям говорить с детьми на разные, в том числе непростые темы. Мы хотим сделать так, чтобы наши дети научились чувствовать, думать самостоятельно и не принимать на веру спорные утверждения. Так почему нас обвиняют во всех грехах?


На мой взгляд, за нами должны толпами ходить родители, со словами: «Нам сложно говорить с детьми о том и об этом, нас не научили, мы не всегда разбираемся, помогите нам». И издатели, психологи, социологи должны помогать. У нас же пока, к сожалению, все наоборот. Мы честно пытаемся делать свою работу. И хотим предупредить тех родителей, у которых еще нет своего мнения о современных детских книгах: мы не злодеи, не алчные и лицемерные ханжи, которым все равно за чей счет пиариться, мы — на вашей стороне и на стороне ваших детей.

 


«Книгам о подростковом сексе и наркотиках мы поставили маркировку 12+»
 
Писатели Евгения Пастернак и Андрей Жвалевский


Жвалевский: Мы не хотели писать книгу о наркотиках. Не потому что боялись — просто нам все время казалось, что это какая-то конъюнктура. Но пришлось.


Пастернак: Спайсы идут волнами и захватывают города. Настал момент, когда в Минске их появилось неимоверно много, и начали погибать дети. Как все родители, мы наивно считали, что наркотики — это где-то далеко, их употребляют дети из подворотен и семей алкоголиков, а моего прекрасного ребеночка это не коснется никогда. А потом после родительского собрания я спросила у своей дочери-десятиклассницы, знает ли она, что такое спайсы. Она ответила: «Конечно, знаю, я даже могу тебе рассказать, кто у нас их продает». И вот тут мне стало страшно.


Жвалевский: Потом начались смерти подростков. Самое страшное, что это были не законченные наркоманы, а нормальные ребята, которые первый раз попробовали. У них просто случилась непереносимость. И тогда мы поняли, что про это жизненно необходимо рассказывать. Информация, о том, что это такое, может буквально спасти детям жизнь. Родители наивно считают, что дети ничего не знают. Но в каждую нашу встречу с подростками, если заходит речь об этой книге, мы спрашиваем, вы знаете, что такое спайсы?


Пастернак: Очень редко, в маленьких городах оказывается, что и правда не знают. В 90 же процентах случаев они пожимают плечами и говорят: «Конечно, знаем». Хотя перед этим в учительской взрослые клялись нам, что они слыхом не слыхивали. Собственно, и нашу книгу мы хотели назвать «Спайсы», но это название не приняли книготорговцы. Они сказали, что книга с таким названием никогда не появится ни в одной библиотеке, ни в книжном магазине — вообще нигде. Так возникла «Охота на Василиска».
 

Жвалевский: Никаких законных причин на ограничение продаж книг с такими заголовками нет. Это просто человеческий страх перед возможным наказанием. Сняли же перед 9 Мая с полок книжных магазинов антифашистский комикс «Маус» из-за карикатурной свастики на обложке. Дело не в законах, а в том, как люди их понимают и тем самым создают себе проблемы.

Пастернак: Если по поводу какой-то книги разворачивается скандал, то еще до всякого исхода дела книготорговцы начинают истерично прятать тираж.


Жвалевский: В советское время, когда у нас были пуританская литература и кинематограф, а интернета вообще не было, мы про все узнавали в очень искаженном виде. И эти неточные знания нам потом сильно портили жизнь. На мой вкус, о сексе, наркотиках, алкоголе и прочем пусть лучше подростки узнают из хорошей литературы, которая бы взвешенно рассказывала им, как это на самом деле происходит, чем они делились впечатлениями в подворотне. Нам было важно, чтобы те, кто захочет прочесть книгу «Охота на Василиска» точно не навредили себе. Чтобы ребенок, прочтя не подумал: «Ой, какая прикольная штука спайсы. Дай-ка попробую». Поэтому до того, как отдать книгу в издательство, мы предложили профессиональным психологам и наркологам ее прочесть. Они сказали, что эта книга вреда не нанесет. Нам хотелось, чтобы у читателя сложилось представление о том, что наркотик — это яд. А дальше сам решай, стоит ли пробовать?


Пастернак: Я никогда не полезу просвещать чужого ребенка через голову его родителей. Что читать, а что не читать ребенку — право выбора его близких. Если родители считают, что маленькому мальчику в 14 лет рано читать книгу про наркотики, он о них ничего не знает — это их право так думать. В Семейном кодексе написано, что ответственность за здоровье и безопасность ребенка несут его родители. Когда часть этой ответственности перекладывается на библиотекарей и книготорговцев — это прямое нарушение Семейного кодекса.


Жвалевский: На двух наших книгах «52 февраля» о подростковом сексе и «Охота на Василиска» о спайсах мы, находясь в здравом уме и твердой памяти, поставили маркировку 12+, хотя, как нам объяснили профессионалы, с точки зрения психологии говорить о наркотиках нужно начинать с 6 лет. Что такое наркотики, как они действуют, почему их употребляют? Последнее важно. Если говорить, что делают это только дураки, которые хотят себе навредить, то это будет неправдой. Если человек с 6 до 8 лет все про это поймет, то в 12-14 лет, когда это становится острой темой, у него уже будет позиция. Это не гарантирует полной защиты от наркомании, но может стать хорошей прививкой. Что же касается закона 436, то проблема в том, что мы считаем его мечом, заточенным с одной стороны. А он обоюдоострый. Издатели, которым читатели вменяют в вину пропаганду того и сего, могут подать ответный иск о клевете, нанесении морального и материального ущерба. Я у себя на сайте сделал небольшую памятку, как обходиться с этим законом средствами самого закона. Люди, пугающие библиотекарей и книготорговцев судом, сами могут оказаться ответчиками по встречному иску.
 

«То, что мы не говорим об этом, еще не означает, что этого не существует»
Главный детский онколог Московской области, писатель Светлана Варфоломеева
В мире есть много того, что спрятано от наших глаз. Но то, что мы не говорим об этом, еще не означает, что этого не существует. В России около трех тысяч детей в год заболевает онкологическими заболеваниями. И начинается долгая и сложная борьба, дорога к здоровью вымощена не только усилиями врачей, но и материнскими слезами, страхом и болью. Каждый день врачи, дети и родители совершают подвиг. Я хотела рассказать без излишнего драматизма о том, как живут мои пациенты, их близкие, мои коллеги. О том, какие ценности становятся значимыми, а какие растворяются в череде событий (повесть «Машка как символ веры» вышла в серии «Настоящее время», выпущенной издательством «Росмэн». Она не только о том, что бывает с родителями, когда их ребенку ставят диагноз «рак», но и о подростках, родительской усталости, предательстве и помощи друзей — прим. «Ленты.ру»).

Я верю, что не бывает плохих людей, бывают те, для кого голос чужой беды заглушается звуками собственной жизни. Это не плохо. Просто однажды, когда ты заплачешь, тебя никто не услышит. Наверное, мне просто очень важно, чтобы люди услышали друг друга. SOS — спасти не только душу утопающего (в нашем случае болеющего ребенка), но и спасти свою собственную душу, свою человечность, в конечном итоге — спасти наш общий мир.
 «Некоторые родители считают, что детство и юность — это такая желто-розовая полоса в жизни человека»

Переводчик Ольга Дробот

Еще в 30-е годы прошлого века, когда в Европе распространялся фашизм, норвежский Союз детских писателей озаботился тем, что авторитарная схема набирает популярность и в детской литературе. И они приняли декларацию, в которой речь шла о ценности индивидуальности, о том, что ребенка нужно учить думать самостоятельно, ничего не принимать на веру, знать, что жизнь одного человека бесценна. Так появилась идея, которую я упрощенно сформулирую так: «Знать — лучше, чем не знать, думать — лучше, чем не думать». И я в этом с норвежцами полностью согласна, в том числе и применительно к детской подростковой литературе.


В середине 2000-х я перевела на русский подростковый роман «Осторожно, Питбуль-Терье!», там речь шла о вещах, которые сейчас могут вызвать много нареканий. Особенно если родители считают, что детство и юность — это такая желто-розовая полоса в жизни человека, и проблем не встречается. Что чем меньше ребенок знает о жизни вне этого кокона, тем будет лучше и здоровее. Это книга о дружбе двух мальчиков, оба находятся в непростой ситуации. У одного мама страдает депрессией и боится выходить из дому, поэтому ее сын рано взрослеет. А у папы второго мальчика проблемы с алкоголем. Но книжка при этом смешная, мудрая, добрая и прекрасно написана. И она безусловно станет поддержкой одинокому подростку в подобной трудной ситуации, а в случае доверительных отношений даст пищу родителям и детям поговорить вместе о важных вопросах.


По-настоящему хорошие детские книжки не могут обойтись без сложных тем. Как жизнь без них не может. Подростковая литература — это особый жанр, в котором быстро меняющийся молодой человек должен узнать себя и свои проблемы. Я тут видела статистику: 40 процентов взрослых россиян в течение года не прочло ни одной книжки. А большинство тех взрослых, которые все же читают, читают чисто развлекательную литературу — женские романы и детективы, то есть совсем не то, что требует некоторого усилия и размышления. Если у ребенка в семье один родитель не читает вовсе, а второй — только женские романы, то они и ожидают от литературы, что это будет смесь снотворного и успокоительного одновременно. А подростковая книжка с вопросами вызовет у них понятное отторжение. Но я как читающий родитель читающих детей хочу, чтобы на полках библиотек и магазинов были книги не только для сна и смеха, но и для воспитания чувств и развития сознания и совести. А что покупать или не покупать, каждый решит сам. 


http://lenta.ru/articles/2015/05/27/teenagers/

Фотографии:: Александр Петросян / «Коммерсантъ», Николай Гынгазов / Russian Look,  Рамиль Ситдиков / РИА Новости, Александр Уткин / РИА Новости, Олег Харсеев / «Коммерсантъ», Валерий Мельников / РИА Новости

Читал и Вам советую: А.Снегирев, "Нефтяная Венера"


Нашу акцию продолжает Ирина Юрьевна Худякова, зам.директора по основной деятельности :

"Прочитала роман Андрея Снегирева «Нефтяная Венера», вошедший в шорт-лист премии «Национальный  бестселлер» этого года. Честно говоря, заинтересовалась автором, прочитав интервью, которое он дал Свободной прессе, в частности, тем фактом, что А.Снегирев тщательно работает над текстом, переписывая его по несколько раз (рекорд – 11 редакций!).
Немного удивило, что на премию 2015 года выдвинут роман, изданный в 2009 г., я думала, что на премию номинируют новинки.


Теперь о книге. На мой взгляд, перед нами повесть, для романа маловато сюжетных линий, по пальцам можно пересчитать героев. 


Главный герой романа, от лица которого ведется повествование, – ровесник автора, поэтому кажется, что Снегирев пишет о себе. Надеюсь, его не постигла такая же судьба –  у героя романа рождается сын-даун. Молодых родителей убеждают отказаться от него, но, опомнившись от шока, ребенка вскоре забирают родители героя и воспитывают до 15 лет. Бабушка и дедушка умирают практически одновременно – и наш герой, успешный дизайнер, оказывается с мальчиком-инвалидом на руках, которого нельзя оставить одного, не получается с нянями, нет сил отдать в интернат, потому что отец его любит. Такая вот очень жизненная дилемма – отказаться от сына или от своей привычной жизни, профессии, девушек, которых как ветром сдувает при виде Вани.


Автор очень честен с читателем, он не пытается спрятать самые разные эмоции, которые переживает герой, самые разные – порой, добрые, порой, страшные мысли, которые его посещают. Боюсь, что роман выдвинут на премию именно из-за этой сюжетной линии – ребенок-инвалид, которая, на мой взгляд, еще не делает роман бестселлером, тем более – национальным.


Пожалуй, я прочту еще что-нибудь из написанного Снегиревым – вряд ли стоит судить об авторе по одной книге. Прочту – поделюсь. Интересно было бы узнать еще чье-нибудь мнение".

понедельник, 25 мая 2015 г.

Читал и Вам советую: Ян-Филипп Зендкер, "Искусство слышать стук сердца"



Сегодня о романе Яна-Филиппа Зендкера "Искусство слышать стук сердца" нам расскажет Светлана Арсентьевна Терлецкая, ведущий библиотекарь ЦГБ им. Н.Крупской:

"Дебютный роман писателя, после первого же издания на родине автора стал национальным бестселлером, а скоро завоевал и международное читательское признание.                                                                                             


Отец Джулии Вин — личность поистине загадочная. С одной стороны — он блестящий американский адвокат и добропорядочный семьянин, с другой — человек, прошлое которого окутано тьмой. Ни жене, ни его взрослым детям о нем не известно практически ничего. Поэтому, когда однажды мистер Вин исчезает, полиция и родные понятия не имеют, где его искать. Единственная зацепка — письмо, найденное дочерью через четыре года после исчезновения отца. Это — любовное послание к некой женщине по имени Ми Ми, и живет она далеко, по другую сторону океана. Джулия отправляется в долгое путешествие в неизвестность, где ей предстоит обучиться очень непростому искусству — слышать стук сердца других людей.

Это роман о том, как важно не стать «глухим» по отношению к близким. Советую от всего сердца - прочитайте не пожалеете!".

пятница, 22 мая 2015 г.

Читал и Вам советую: А.Варламов,"Алексей Толстой" (из серии ЖЗЛ)



Сегодня, 22 мая, библиотека семейного чтения им.А.С. Пушкина отмечает свое 65-летие. 
В связи с этим событием мы выкладывавем рекомендацию библиотекаря б-ки им. Пушкина Ларисы Витальевны Борискова.

"Рекомендую всем книгу А.Варламова из серии ЖЗЛ «Алексей Толстой». И книга хороша, но особенно хорош сам персонаж, писатель А.М.Толстой, «Толстой Третий», как назвал его Иван Бунин.

А на мой взгляд он ничуть не хуже «Первых Двух». И по природному таланту, по колоритности характера, по трудолюбию он их превосходит.

«Брюхом талантлив» - сказал о нем с неприкрытой завистью его недоброжелатель Ф.Сологуб. И действительно – здоров ли граф иль болен, трезв ли иль с похмелья, в веселом духе или после тяжкого удара судьбы – он обмотает голову полотенцем и за стол, писать. А строки сами льются; сочные, талантливые, легкие. Умница «красный граф»! Да ведь и звание это в советской России носить смело нужен большой человеческий талант. 


Прочитайте, не пожалеете".

четверг, 21 мая 2015 г.

Читал и Вам советую: Ф.Достоевский, "Игрок"


Сегодня своей любимой книгой Ф.М. Достоевского с нами делится Мария Асанова, библиотекарь б-ки им.Пушкина:

"Знаете ли вы, что роман «Игрок» в известной мере автобиографический? Достоевский сильно и продолжительно увлекался рулеткой. Он знал все тонкости этой игры, сам испытывал взлёты и падения игорного счастья, смену отчаяния и надежды. Только в отличие от главного героя романа автор сумел отказаться от этой пагубной привычки. Представляете, что может написать об игре человек, переживший всё это?

Сюжет крутится вокруг денег и богатства. Комический эффект вызывает «бабуленька», смерти и наследства которой все ждут. Как расчётливы бывают люди!

В романе есть и любовь. Как же без неё? Если бы не безумная любовь, наш герой не пошёл бы играть, ведь первый раз он решился на это ради любимой женщины. Но когда герой сел за игорный стол второй раз, любовь отступила на второй план.

Человек понимает, что губит себя, но ничего не может с этим поделать. Читаешь и думаешь: «Как люди могут всё ставить на карту? Как могут жить одним днём?» Но герой рассуждает по-другому: «Ты zero (ноль), если у тебя нет денег, все друзья отворачиваются».

Главный герой не может достигнуть свободы, быть опять «в числе человеков». Ведь он порядочен, образован, но не имеет сил побороть в себе страсть к игре в рулетку. Всему виной азарт…

Книга есть в любой библиотеке".

понедельник, 18 мая 2015 г.

Читал и Вам советую: Дик Кинг-Смит "Леди Дейзи"


Сегодня свой отзыв об одной интересной книге оставит Валентина Александровна Козлова, зав.сектором мл.отд. ЦДБ им.А.П.Гайдара:

"Если Вы любите чай, пахнущий земляникой, дождь, шелестящий за окном, шуршание старых газет и красивых куколок, стоящих в коробках, если вы хотите, чтобы ваш ребенок был незаурядным, не зависел от чужого мнения, учился сам принимать решения, то эта книга, однозначно, должна появиться в вашей библиотеке.
 

Дик Кинг-Смит - знаменитый во всём мире английский писатель, лауреат многочисленных литературных премий. Его перу принадлежат много замечательных произведений.   Одно из них - "Леди Дейзи" – я предлагаю вашему вниманию. Это трогательная история о дружбе мальчика Неда с... куклой, но куклой не простой, а говорящей. С чего началась такая необычная дружба, какие испытания выпали на долю друзей и чему они их научили, вы узнаете, прочитав эту увлекательную повесть.

Очень глубоко и душевно автор передал связь между детством и вечностью. История мальчика, получившего возможность общаться с куклой, полна трогательной заботы о маленьком, беззащитном существе.  А какая концовка!!! Какой звучный аккорд!!!


Именно такое завершение заставляет думать о прочитанном еще долгие годы...

Если кто-то ещё не прочитал «Леди Дейзи» - поспешите, поторопитесь, не упустите возможности приобщиться к чуду !!!"

пятница, 15 мая 2015 г.

Читал и Вам советую: М.Булгаков, "Мастер и Маргарита"


Сегодня день рождения М.А. Булгакова, и наш проект «Читал и вам советую» не может не откликнуться на это событие. О своей любимой книге Михаила Афанасьевича нам расскажет зам.директора по основной деятельности Ирина Юрьевна Худякова:

"Для меня роман М.Булгакова «Мастер и Маргарита» стоит особняком. Сказать, что это моя любимая книга – ничего не сказать. Я считаю, что нечего подобного не было и не будет создано в мировой литературе.

Я впервые прочитала «Мастера» в 19 лет, еще в институте. Честно говоря, не помню своего первого впечатления – еще не читая роман, я наизусть знала любимые цитаты моего старшего брата – «..В белом плаще с кровавым подбоем шаркающей кавалерийской походкой ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана…..» ..«Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город…» - огромные куски, похожие на белые стихи. Сюжет был для меня вторичен, я стала вникать в него позже, раз за разом перечитывая роман. В начале было булгаковское слово – великолепное в своей точности, легкое, как нота, взятая гениальным певцом.

Гораздо позже, купив Булгаковскую энциклопедию, я вникала в глубокую суть созданных автором литературных героев. Бегемот, Азазелло, Коровьев, Мастер – оказалось, что за ними прячется бездна других литературных героев, библейских легенд и исторических сюжетов.

Роман от этих толкований не тускнел, а раскрывал все новые грани. Открой его хоть в двадцатый раз - он не отпустит, стоит прочесть хотя бы несколько строк. Пожалуй, именно это я и сделаю сегодня – вспомнила – и захотелось перечитать, и вам советую!"

среда, 13 мая 2015 г.

Читал и Вам советую: Рафаэлло Джованьоли, "Спартак"


Нашу рубрику продолжает  Марина Юрьевна Тельнова, зав. сектором отдела технической и иностранной литературы.

"Исторические романы всегда были моей слабостью.  И самой яркой книгой, первый раз прочитанной еще в детстве вместе с родителями, стала книга Рафаэлло Джованьоли «Спартак».

Удивительно яркий, романтический образ Римского гладиатора создал в своем романе Рафаэлло Джованьоли - историк, преподаватель, сражавшийся за освобождение Италии в армии Гарибальди. Увлекательное описание нравов, настроений, быта Древнего Рима и страстный рассказ о героической борьбе Спартака - этот роман до сих пор читается на одном дыхании, особенно если вы увлекаетесь историей и не против серьезного чтения.

Вся книга пронизана азартом борьбы, неимоверным патриотизмом, ведь цель была освобождение Родины Фракии из-под власти Рима. Что терять человеку, у которого нет ничего, кроме собственной жизни? Да и ее он может лишиться в любой момент. Спартак, обладая потрясающими способностями полководца, объединяет под своим мудрым руководством огромные отряды рабов разного происхождения, освобождая и поднимая на борьбу население,  к сожалению,  его мечте не суждено было сбыться…

Исторический роман в полном смысле этого слова! Для многих, возможно, утомительным покажется детальное описание многочисленных битв и маневров. Но оно может быть компенсировано нежными и трогательными сценами любви Спартака и Валерии. Кажется, что люди той эпохи были  масштабнее в своих поступках, чувствах, эмоциях, чем наши современники.

Возьмите в руки эту удивительную пережившую не одно поколение книгу, не пожалеете!".

пятница, 8 мая 2015 г.

Читал и Вам советую: А.Бинев, "Завтрак палача"


Своей рекомендацией сегодня с нами делится Елена Васильевна Корешкова, зав. сектором отдела комплектования и обработки ЦГБ им. Н. Крупской:

"Прочла книгу «Завтрак палача»,  ранее мне неизвестного автора, Андрея Бинева (в нашей ЦБС есть всего 3 его книги: «Рыба для президента», «Тихий солдат» и «Завтрак палача»). Несколько слов об авторе: Историк, известный журналист, много лет проработавший в ведущих российских СМИ. Окончил исторический факультет МГПИ им. В.И. Ленина в 1979 г., был направлен на службу в МУР (ГУВД г. Москвы). Многие годы прослужил в отделе по расследованию убийств.

 Писать прозу начал давно, но долго писал "в стол". Впервые был издан в 2008 году: роман "Рыба для президента". Сегодня писатель работает в разных жанрах: это и детектив, и шпионский роман, и исторический анекдот.


Прочитав аннотацию к книге, думала, что это произведение о сильных мира сего с элементами обычного детектива, потом убедилась, что это жестокий памфлет на нашу действительность с привлечением сильно заретушированных фактов из недалекого прошлого мировой элиты. Факты довольно узнаваемы, только не всегда с тем окончанием, которое предлагается автором. Читается роман легко, только закрыв книгу, остается неприятное послевкусие, которое вызывает сильное отвращение к жизни этих её героев и к жизни вообще.


 Действие романа происходит в отеле для особых персон на Балканском полуострове. Этот, единственный в своем роде, отель известен в очень узком кругу как парк-отель «Х». Здесь нет VIP-клиентов и VIP-зон, потому, что здесь все поголовно VIP-клиенты и всё вокруг VIP-зона: и строго охраняемая гигантская территория, и девственно чистая прибрежная полоса, и даже воздушное пространство. Семнадцать огромных апартаментов предназначены 17 постояльцам. Здесь Интернет, мобильная связь, мировая пресса, телевидение и радио строго лимитированы. Они предназначены лишь для узкого круга обслуживающего персонала. Каждый из семнадцати богатейших и крайне одиноких клиентов, знал это правило: он может все, что пожелает, кроме связи с миром. Среди клиентов отеля женщин всего пять  - полька (Ева Пиекносска), две англичанки (Кейт и Джулия), украинка (Олеся Богатая) и испанка (Мария Бестия). Среди мужчин -  двое русских (Товарищ Шея (Шеин) и Иван Голыш), немец, сын  нацистского преступника (герр Штраус), итальянец, неаполитанский мафиози Дон Пепе (синьор Контино), аргентинец (Лукас-Хьяли).


В  этом земном раю служит официант по прозвищу Кушать Подано. Красивый и обаятельный мулат, сын белокожей русской и чернокожего бразильянца, он способен расположить к себе любого постояльца. Кушать Подано мастерски проникает в сердца клиентов, он без слов понимает, чего именно от него хотят, и безоговорочно исполняет все желания. Взамен постояльцы открывают официанту свои души – порой, черные, страшные, а порой, отчаянно несчастные. Они доверяют ему удивительные истории своих неправедных жизней. А Кушать Подано ведет свою летопись. Летопись жизни воров, убийц и жертв... и дополняет их комментариями из своей жизни. «Почему они так откровенны, - спрашивает себя наш рассказчик, и отвечает:  Мы их единственное оконце в прошлое, одушевленные дневники, неотвратимое настоящее, и мы – молчуны».


До конца романа для меня было загадкой – кто же такой в действительности обаятельный мулат по прозвищу Кушать Подано...  и почему «Завтрак палача», при чем тут палач? Почитайте, может вы раньше разгадаете эту загадку".